Чехословацкий корпус в символических и коммеморативных практиках антибольшевистских правительств востока России летом 1918 - осенью 1919 г. /К. А. Конев, Д. Н. Шевелев

Конев, Кирилл Александрович
Электронный ресурс
Другой Автор
Шевелев, Дмитрий Николаевич
Источник
Паралельное заглавие
The Czechoslovakian corps in the symbolic and commemorative practices of the anti-Bolshevik governments in the east of Russia in the summer of 1918 - the autumn of 1919
Аннотация
В статье рассматриваются особенности вовлечения Чехословацкого корпуса в коммеморативные и символические практики, формировавшие политическую идентичность антибольшевистского движения востока России (1918-1919 гг.). Образ чехословацких легионеров был встроен в «нарратив возрождения» - ключевой для восточной контрреволюции идеологический конструкт, сюжетно оформленное повествование, предлагавшее связную картину освобождения страны от большевиков не только дискурсивно, но и через включение чехословаков в официальные торжества, церемонии и ритуалы государственных образований, сформировавшихся в тот период на территории Урала, Сибири и Дальнего Востока. Авторы ставят перед собой следующие задачи: с одной стороны, определить основные формы символических практик того времени, в которые были вовлечены чехословацкие легионеры и в рамках которых происходила презентация Чехословацкого корпуса региональному сообществу; с другой - выявить механизмы включения недавних (лето 1918 г.) событий в акты коммеморации - актуальные для текущей политической повестки публичные «вспоминания» прошлого. Чехословацкие легионеры являлись постоянными и неотъемлемыми участниками военных торжеств, официальных приемов и празднований, банкетов и траурных мероприятий, проводившихся в Сибири в рассматриваемый период. Данные события, получая особый символический статус в рамках «сценариев власти» антибольшевистских правительств, призваны были обеспечивать формирование позитивных образов сильной власти и ее союзников, в т. ч. чехословаков. Мотив общеславянского единения при этом являлся ключевым. Идея «братства по оружию» между русскими и чехословаками выражалась посредством проведения совместных военных церемоний, а также в процессе формирования образов героев, «павших за общее дело славянства», в ходе торжественных похорон и установки памятников на местах захоронений погибших чехов и словаков. Авторы приходят к заключению, что символические и коммеморативные практики, в которые был вовлечен Чехословацкий корпус, использовались политической пропагандой антибольшевистских правительств востока России, лояльной прессой с целью создания образа «наших братьев по крови» как коллективного героя-спасителя, в качестве источника легитимности новой государственной власти в Сибири, посредника для восстановления отношений с бывшими союзниками по Первой мировой войне, другими славянскими народами.
Всего оценка: 0
Нет записей для отображения.
 
 
 
06392nab a2200385 c 4500
001
 
 
vtls000648088
003
 
 
RU-ToGU
005
 
 
20190201151900.0
007
 
 
cr |
008
 
 
190201|2018    mv      s         c rus d
024
7
$a 10.17223/18572685/54/13 $2 doi
035
$a to000648088
039
9
$a 201902011519 $b cat34 $c 201902011320 $d VLOAD $y 201902011313 $z VLOAD
040
$a RU-ToGU $b rus $c RU-ToGU
100
1
$a Конев, Кирилл Александрович
245
1
0
$a Чехословацкий корпус в символических и коммеморативных практиках антибольшевистских правительств востока России летом 1918 - осенью 1919 г. $c К. А. Конев, Д. Н. Шевелев
246
1
1
$a The Czechoslovakian corps in the symbolic and commemorative practices of the anti-Bolshevik governments in the east of Russia in the summer of 1918 - the autumn of 1919
504
$a Библиогр.: с. 244-247
520
3
$a В статье рассматриваются особенности вовлечения Чехословацкого корпуса в коммеморативные и символические практики, формировавшие политическую идентичность антибольшевистского движения востока России (1918-1919 гг.). Образ чехословацких легионеров был встроен в «нарратив возрождения» - ключевой для восточной контрреволюции идеологический конструкт, сюжетно оформленное повествование, предлагавшее связную картину освобождения страны от большевиков не только дискурсивно, но и через включение чехословаков в официальные торжества, церемонии и ритуалы государственных образований, сформировавшихся в тот период на территории Урала, Сибири и Дальнего Востока. Авторы ставят перед собой следующие задачи: с одной стороны, определить основные формы символических практик того времени, в которые были вовлечены чехословацкие легионеры и в рамках которых происходила презентация Чехословацкого корпуса региональному сообществу; с другой - выявить механизмы включения недавних (лето 1918 г.) событий в акты коммеморации - актуальные для текущей политической повестки публичные «вспоминания» прошлого. Чехословацкие легионеры являлись постоянными и неотъемлемыми участниками военных торжеств, официальных приемов и празднований, банкетов и траурных мероприятий, проводившихся в Сибири в рассматриваемый период. Данные события, получая особый символический статус в рамках «сценариев власти» антибольшевистских правительств, призваны были обеспечивать формирование позитивных образов сильной власти и ее союзников, в т. ч. чехословаков. Мотив общеславянского единения при этом являлся ключевым. Идея «братства по оружию» между русскими и чехословаками выражалась посредством проведения совместных военных церемоний, а также в процессе формирования образов героев, «павших за общее дело славянства», в ходе торжественных похорон и установки памятников на местах захоронений погибших чехов и словаков. Авторы приходят к заключению, что символические и коммеморативные практики, в которые был вовлечен Чехословацкий корпус, использовались политической пропагандой антибольшевистских правительств востока России, лояльной прессой с целью создания образа «наших братьев по крови» как коллективного героя-спасителя, в качестве источника легитимности новой государственной власти в Сибири, посредника для восстановления отношений с бывшими союзниками по Первой мировой войне, другими славянскими народами.
653
$a Чехословацкий корпус
653
$a Временное Сибирское правительство
653
$a Сибирь
653
$a гражданская война
653
$a политический нарратив
653
$a символическая политика
653
$a коммеморация
653
$a Колчака правительство
655
4
$a статьи в журналах
700
1
$a Шевелев, Дмитрий Николаевич
773
0
$t Русин $d 2018 $g Т. 54, вып. 4. С. 230-250 $x 1857-2685 $w to000376218
852
4
$a RU-ToGU
856
4
$u http://vital.lib.tsu.ru/vital/access/manager/Repository/vtls:000648088
908
$a статья
999
$a VIRTUA               
999
$a VTLSSORT0070*0080*0240*0350*0400*1000*2450*2460*5040*5200*6530*6531*6532*6533*6534*6535*6536*6537*6550*7000*7730*8520*8560*9080*9992
Нет комментариев.
Предмет
статьи в журналах
Резюме
В статье рассматриваются особенности вовлечения Чехословацкого корпуса в коммеморативные и символические практики, формировавшие политическую идентичность антибольшевистского движения востока России (1918-1919 гг.). Образ чехословацких легионеров был встроен в «нарратив возрождения» - ключевой для восточной контрреволюции идеологический конструкт, сюжетно оформленное повествование, предлагавшее связную картину освобождения страны от большевиков не только дискурсивно, но и через включение чехословаков в официальные торжества, церемонии и ритуалы государственных образований, сформировавшихся в тот период на территории Урала, Сибири и Дальнего Востока. Авторы ставят перед собой следующие задачи: с одной стороны, определить основные формы символических практик того времени, в которые были вовлечены чехословацкие легионеры и в рамках которых происходила презентация Чехословацкого корпуса региональному сообществу; с другой - выявить механизмы включения недавних (лето 1918 г.) событий в акты коммеморации - актуальные для текущей политической повестки публичные «вспоминания» прошлого. Чехословацкие легионеры являлись постоянными и неотъемлемыми участниками военных торжеств, официальных приемов и празднований, банкетов и траурных мероприятий, проводившихся в Сибири в рассматриваемый период. Данные события, получая особый символический статус в рамках «сценариев власти» антибольшевистских правительств, призваны были обеспечивать формирование позитивных образов сильной власти и ее союзников, в т. ч. чехословаков. Мотив общеславянского единения при этом являлся ключевым. Идея «братства по оружию» между русскими и чехословаками выражалась посредством проведения совместных военных церемоний, а также в процессе формирования образов героев, «павших за общее дело славянства», в ходе торжественных похорон и установки памятников на местах захоронений погибших чехов и словаков. Авторы приходят к заключению, что символические и коммеморативные практики, в которые был вовлечен Чехословацкий корпус, использовались политической пропагандой антибольшевистских правительств востока России, лояльной прессой с целью создания образа «наших братьев по крови» как коллективного героя-спасителя, в качестве источника легитимности новой государственной власти в Сибири, посредника для восстановления отношений с бывшими союзниками по Первой мировой войне, другими славянскими народами.